Территория вестерна

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Территория вестерна » Настоящее » О местных нравах замолвите слово


О местных нравах замолвите слово

Сообщений 1 страница 20 из 44

1

Место и время действия: Кроубрук, гостиница "Бостон", около пяти часов вечера 25 августа 1876 года.
Действующие лица: Ева Бейли, Глория Марвин, Джереми Эллингтон, все желающие.

Отредактировано Джереми Эллингтон (2013-03-09 16:05)

0

2

До обеда Эллингтон успел разместиться в гостинице «Бостон, снять номер на втором этаже, поручить свою лошадь хромому конюху Фреду, с которым перекинулся парой слов, и запереться наверху. Питание в гостинице выходило дорогим, Джереми нужны были деньги еще для покупки участка, который мужчина так и не нашел, поэтому весь обед будущий золотоискатель благополучно проспал в своем номере.

Гостиница ему понравилась, несмотря на то, что носила название северного города. Нельзя сказать, что Джереми продолжал быть убежденным фанатиком, нельзя сказать, что он не мог достойно принимать поражение, - просто все его скитания так или иначе продвигались тем дальше, чем ближе чувствовалось влияние янки.

И вот лежал блуждающий странник на кровати, думал, как будет перебиваться игрой в карты до того, как найдет злополучный участок, помеченный на карте крестиком. Кстати, карта! И Джереми достал из-за пазухи заветный кожаный чехол, встал, подошел к столу, стоявшему под окном.

Потом, подумав, мужчина прошел к двери, повернул ключ в замке и вернулся обратно к столу.

- Эль мино дель оро де лас Колинас Неграс. – Задумчиво проговорил он.

Водя пальцем по изгибам нарисованной реки, Эллингтон понимал, что выхода у него два: либо получить каким-то образом доступ к современным картам окрестностей Кроубрука, либо самому тащиться в индейские священные земли. Самому? А если?..

- Жадность пирата сгубила. – Сказал сам себе Джереми, спрятал карту в чехол и вернул его в самое надежное место – за свою пазуху. Он выглянул в окно, посмотрел, как солнце клонилось к закату. В салун идти было еще рано, хотя возможность поговорить с мэром в спокойной обстановке прельщала больше, чем возможность поговорить с мэром среди ночного шума в зале. Мужчина обернулся к зеркалу, посмотрелся в него, погладил бороду. «Завтра надо подстричь». Потом поправил воротничок сорочки, разгладил свою серую куртку, вздохнул. В своем представлении Эллингтон никак не вязался с гостиницей «Бостон», этим аккуратным номером, чистыми простынями, порядком.

- Привыкай. – Строго сказал себе мужчина, посмотрев в собственные глаза.

И вышел из номера, взяв с собой единственный «Ремингтон».

По пути он встретил черную служанку, у которой узнал, что лучшее место для отдыха сейчас – гостиная, в которой собираются постояльцы. И прежде разговора с мэром Джереми решил с кем-нибудь поговорить более подробно о том, что и как происходит в Кроубруке.

Через две минуты он уже был в гостиной, осматриваясь и мягко улыбаясь.

Отредактировано Джереми Эллингтон (2013-03-09 16:07)

+1

3

Ева в самом прекрасном расположении духа, как обычно бывало после встреч с Глорией, спустилась в уютную гостиную, в очередной раз мысленно похвалив хозяйку за умелое управление гостиницей. Ева прекрасно понимала каких усилий стоит наладить непростое гостиничное хозяйство даже в таком небольшом городке как Кроубрук. Город может и маленький, а хлопот полон рот. Тем более для вдовы. Ева незаметно и привычно вздохнула - что же поделать, если судьба так распорядилась. Они обе - Ева и Глория поехали сюда за мужьями, а теперь сражаются в одиночку на жизненном фронте за выживание, время от времени наведываясь на кроубрукское кладбище. Впрочем, почему в одиночку? Ева укоризненно покачала головой, они вместе. И, кстати, ей, Еве тоже пора в свой магазин. Постояльцев сегодня прибавилось у Глории, слава Богу, значит и клиентов у Евы тоже. Нужно новые рубашки выложить. Фланелевые и хлопковые, недавно привезенные из Дэдвуда. Вон и новый постоялец. Ева бросила быстрый взгляд на мужчину, первым делом отметив куртку. Южанин, несомненно. Одежда явно знавала и лучшие времена, о чем красноречиво напоминала и золотая цепочка на потрепанном жилете. Рубашку можно было бы ему и новую прикупить. Разумеется, в ее магазинчике с зелеными ставнями. Кстати, в который она и собиралась вернуться. Сэм уже, наверное, устал поднимать лобастую голову на звук открывающихся дверей. Да и ее взгляд мужчина мог неправильно расценить, ну ничего, она, если что, сумеет объяснить. Научилась, слава Богу. Поэтому Ева постаралась напустить побольше холода в светло-карие глаза. На всякий случай.

Отредактировано Ева (2013-03-09 17:18)

+2

4

В гостиной была одна дама, и та, по-видимому, собиралась выходить. Чужакам нигде не доверяют, оно и понятно, хотя гостиницы издревле считались негласным прибежищем всех путешествующих, бродячих, скитающихся, и мужчина запоздало удивился, - про себя, - такому нерасполагающему взгляду. Но Эллингтона это не остановило – он приосанился и открыто улыбнулся.

- Доброго вам дня, мисс. – Поприветствовал Джереми девушку.

То ли дал знать о себе разговор в магазине припасов, то ли в подобной обстановке Эллингтон вспомнил лучшее, на что способен, но в его произношении сейчас явственно прослеживался великолепный южный акцент, свойственный салонам Чарльстона и Саванны. По одному только приветствию можно было подумать, что перед мисс Бейли по меньшей мере плантатор или соучредитель железнодорожной компании. Мужчина улыбнулся, прошел чуть вперед.

- Вы не против, если я составлю вам компанию? Мое имя – Джереми Хейворт Эллингтон, я недавно прибыл, пока еще обживаюсь, знакомлюсь с городом.

После короткого, но емкого рассказа о себе мужчина с тактом посмотрел на девушку, ожидая, что и она назовет себя и расскажет, чем занимается и что вынудило ее остановиться в гостиной. Естественно, Джереми продолжал думать, что мисс перед ним – это такой же гость в Кроубруке, как и он. И естественно, он не подозревал, что дама собралась покидать гостиную и возвращаться в свой магазин, поэтому в вежливой настойчивости своей Эллингтон был обаятелен, но недальновиден.

- Я буду безмерно благодарен, если вы, мисс, в меру возможностей сгладите мое невежество в плане местных… нравов и традиций. – Мужчина коротко встопорщил усы, - улыбнулся, - вспомнил, что самое главное невежество его было «сглажено» сегодня утром в виде медвежьего приветствия и встречи с индейцами. Тоже ведь... нравы и традиции.

+1

5

Точно, южанин. Сглаживай им невежество, как же, а потом чини крылечки. Хотя рубашку ему не мешало бы новую прикупить. Но улыбается  вежливо. Ева тоже вежливо, хотя несколько скуповато улыбнулась в ответ. На всякий случай. И проговорила вполне ясно - так, чтобы не оставалось никаких сомнений - она северянка. Зачем ей это вдруг понадобилось - вряд ли она могла объяснить, видимо поднял голову бес вредности, до сего момента тихо дремавший. И все-таки она, наверное, слишком пристально  разглядывала этого мужчину, теперь вот компанию желает составить. Только вместе с Сэмом и ее кольтом!
-  Доброго дня. - любезно ответила на приветствие Ева и тут-же суховато поинтересовалась, - Составить компанию в чем? - Впрочем, невежливо было бы не представиться, что она и не преминула сделать.
- Миссис Бейли. - Затем обвела глазами гостиницу, - Вам повезло, вы оказались в прекрасной гостинице. - И сделав паузу, выразительно подчеркнула, - Бостон, - бес вредности не желал успокаиваться.

Отредактировано Ева (2013-03-09 18:25)

+2

6

«Они здесь что, все поголовно северянки?!»

Эллингтон глубоко вздохнул, набираясь терпения. Сначала в магазине припасов, потом здесь… Слишком высокая плотность янки на час прожитой жизни в Кроубруке. Кажется, владелица гостиной тоже была с севера, но та хоть не акцентировала на этом внимание.

- Составить компанию в беседе и общении. Может, присядем? – Все еще оставаясь вежливым, Эллингтон пригласил даму занять место на диване или в кресле.

- Да, гостиница на самом деле хорошая, что редкость в этих местах. А вы бывали в Бостоне? Я имею ввиду, настоящем… Мне приходилось бывать неподалеку, в Пенсильвании, знаете… - Джереми просто не мог удержать двусмысленный предостерегающий взгляд: мол, мы-то с вами понимаем, когда и почему южане бывали в Пенсильвании, и я об этом не забыл, и вам не позволю. – Живописные места. Люди отличные, добродушные, а самое главное – гостеприимные. – И Эллингтон снова улыбнулся.

И в этой улыбке уже скользил вызов и издевка.

Джереми подозревал, что хорошей и приятной беседы не получится, как бы красиво и по-салонному он не пытался бы изъясняться. Но сдаваться сразу, а тем более показывать, что приветливый вид и наличие манер – это напускное, мужчина не собирался. Или не хотел убеждаться в последнем сам?.. Эллингтон, стараясь подавить все свои старые, просаленные, ржавые и изъеденные временем чувства, попытался еще раз завести нормальное знакомство.

- Как давно вы остановились здесь, миссис Бейли?

+1

7

Она заметила этот легкий полувздох и мысленно поздравила себя. Отлично, Ева, ты быстро сумела настроить против себя этого ... южанина.  Ее ничуть не обманули приятные манеры и показная вежливость. Но бес по имени "привет, я твоя неприятность" уже уверенно поднял рогатую голову. Поэтому ей ничего не оставалось как медово улыбнуться и устроиться в уютном кресле. В карих глазах Евы опасно заиграли янтарные крапины.
- Прекрасные там люди, доброжелательные, воспитанные, да Вы и сами это знаете, не так ли? Ведь я родилась там, - тут Ева, вернее тот самый бес, выдержал паузу и почти пропел, - в Бостоне. И вполне понимаю Ваше восхищение. - Ева неторопливо поправила светлый локон, который от любопытсва свесился ей почти на глаза.
- Остановилась я здесь, в Кроубруке, можно сказать и давно. Ах, или вы про гостиницу "Бостон", - при виде ядовитой вежливости Евы любая гадюка откусила бы себе хвост. От зависти. - Я сюда прихожу навещать свою подругу, да заодно и полюбоваться интерьером, он так напоминает мне о родных местах. Вы же понимаете меня, мистер Эллингтон? И, конечно, я всегда рада составить компанию в приятном общении, - взгляд молодой женщины оставался совершенно безмятежным.

+2

8

Вот почему Джереми Хейворт Эллингтон не любил янки.

Гостеприимство и дружелюбие, на самом деле, были отличительной чертой всех дикси. Если вы приезжали к кому-либо в дом или на плантацию, вы вольны были оставаться там столько, сколько пожелаете. Край солнца и хлопка делал людей смелыми, храбрыми, задиристыми, улыбчивыми, добрыми, буйными, а край машин и коричневого кирпича делал людей мелочными, жадными, суетными, приземленными, надменными, лживыми. Янки любили деньги и умели их делать – и если первое можно считать за недостаток, то второе было их единственным достоинством. Янки лезли на территории индейцев, строили гостиницы, города, железные дороги, янки ни с чем и ни с кем не считались – так и жили, и вот почему отставной капитан армии Конфедерации их не любил и не мог жить в непосредственной близости с ними.

Ссоры на Юге происходили шумно и открыто – если человек не нравился тебе, ты не ядовито улыбался ему, а говорил открыто все, что было на уме. А теперь… Улыбка Эллингтона потухла, взгляд его прошелся по ее хорошей, опрятной одежде, и на мгновение зеленые глаза его потемнели, отзвуки бури промелькнули в них и тут же пропали.

- …Вы не знаете, часто ли старатели в горах беспокоят индейцев?

Отступать – бессмысленно и глупо; да и к тому же, совестно. Утром Джереми вышел против медведя, а теперь не может поставить на место зарвавшуюся северянку?.. Впрочем, вопрос он задал с надеждой убить двух зайцев: отвести тему от опасного поворота и понять, много ли миссис Бейли мыслила в городских делах и событиях в Кроубруке. Джереми сел на диван рядом с креслом, в котором расположилась девушка.

- …о родных местах. Вы же понимаете меня, мистер Эллингтон?

«Они здесь что, все поголовно издеваться вздумали?!»

Теперь мужчина посмотрел на нее с почти нескрываемым презрением. Момент с родными местами – это зря, честно. Конечно, миссис Бейли не ведала всей истории Джереми, и все же, все же, все же. Что она, двадцатилетняя северянка, которая приехала на Фронтир вместе со своим мужем, могла знать о родных местах? Что она, ухоженная, хорошо одетая, могла знать о тоске по дому? Что она, знающая о войне только понаслышке, могла понимать в…

- Да, я понимаю вас, миссис Бейли. Я тоже вспоминаю родные места. Только жаль, что после того, как в них пришли ваши земляки под командованием Шермана, от них ничего не осталось.

И Джереми спокойно, вдумчиво улыбнулся.

«Яд, желчь и горечь оставим женщинам, это не наши методы».

Перед глазами стали было всплывать остовы сожженного дома, плачущая негритянка, которая сбивчиво рассказывала о смерти матери, но Джереми усилием воли приковал взгляд к лицу миссис Бейли. И неизвестно, какое из видений было сейчас для него лучше.

+1

9

Обиженные на весь мир южане, которых распирает гордыня от собственных потерь и поражений. Конечно, ведь ей, Еве Бейли совершенно не знакомо горе. И доллары сыпятся серебряным дождем, как они думают. Она вдруг вспомнила ...
    Когда побыв некоторое время у супругов Марвин после внезапно обрушившегося на нее горя - вдовства, Ева вернулась домой, то самое первое, что она сделала, переступив порог - запретила слезы. Но сказать легко, а как с этим справиться, когда одиночество, присвоив права лучшей подруги, стояло все время за спиной? Ева знала только одно средство - работать. И тогда она придумала - по вечерам, когда отголоски горя особенно внятно начинали что-то слезливо нашептывать, она брала в руки ножницы и кроила. Лоскутки. Выравнивала, примеряла, подгоняла. А потом сшивала, да так, чтобы не придраться, стежочек к стежку, если хоть малейший изъян - безжалостно распарывала и снова - прикладывала, пристрачивала. Допоздна, до рези в глазах. Чтобы потом дойти до постели и упасть, сразу, без времени на воспоминания и жалость к себе. Утром она открывала ставни и была приветлива и любезна с каждым покупателем, а вечером - к лоскутному полотну, каждый день и каждый вечер. И отступило, обозленной змеей отползло горе, перестав душить, лишать воздуха. А на память осталось лоскутное покрывало, которое Ева так и называла "средство от слез". Впрочем, любезность иногда приходилось решительно отставлять в сторону, когда некоторые покупатели мужчины забывали, что пришли в магазин, а не в салун. Свидетельницы тому - две небольшие точки под притолокой, от пуль. Ева никогда не убирала далеко револьвер, отстаивая право на честь.
    А смотрит-то как, презрение просто плещется в зеленых глазах, того и гляди перельется через край и прожжет обивку. Как же, посмела северянка глаз не отвести, не потупилась, надерзила еще. Можно подумать, это Ева виновата в мировой боли и несправедливости. Она не раз замечала, что у южан появляется презрительное высокомерие, замешанное на горечи потерь. Господи, она-то тут при чем? С болью бороться нужно, трудом, это она теперь точно знает. И не будет она уподобляться ему в этой язвительности. И Ева мысленно врезала по рогатой башке, подталкивающей ее на новые подвиги, столь ей несвойственные. И спокойно заметила.
- Насколько мне известно, старатели индейцев не беспокоят. Скорее наоборот. - Затем, не отводя вдруг потемневшего взгляда, добавила, - Потери есть у всех, и откуда знать у кого они тяжелее? Где те весы? Наверное, только у Бога, мистер Эллингтон.

+2

10

Конфликт угас в своем зачатке.

Но последствия его остались.

Так, допустим, Эллингтон еще больше укоренился в неприятии северян. Так, допустим, Джереми вместо хорошей беседы получил гадкий осадок на сердце, пепел в чувствах и нежелание продолжать общение. Так, допустим, больше всего ему сейчас хотелось встать и уйти, напиться, поиграть в карты, зайти в бордель, а не сидеть здесь, в приличной гостиной приличной гостиницы «Бостон», и не разговаривать с этой миловидной, ухоженной северянкой о весах Господа Бога.

- Наоборот? Интересно… А какие вообще работники нужны городу? Вы не слышали, может быть, шериф искал помощников?

«Ладно, остыли, оставили, забыли».

Мужчина специально не встречался взглядом с миссис Бейли. Не хотел. И реплику насчет весов справедливости Эллингтон оставил для комментария – ей-ей, если сейчас он вступит с ней в теологический спор, то точно потеряет терпение, нахамит, обзовет и…

Как всегда, северянка страдала типичной для женщин болезнью – преувеличением и выдумыванием. Джереми посмотрел на нее только единожды, спустя значительную паузу, и во взгляде явственно читалось это невысказанное: «Да оставьте вы во имя того же Бога! Кто говорил о тяжести потерь? Кто собирался их измерять? Просто не стоило задираться, и не было бы ответа».

Странно, но эта не выплеснутая, невысказанная злоба сидела внутри и начала подтачивать Эллингтона, шаг за шагом, орган за органом, мысль за мыслью. Интерьер гостиницы, который вначале мужчина считал милым и комфортным, начинал раздражать его, и он с удовольствием вернулся бы в горы, в прерию, в салун, только бы его потертая куртка перестала смотреться бедно и серо на окружающем фоне. Хотелось выпить, но за виски брали дорого; хотелось поесть, но за еду брали еще дороже, и дорога мистеру Эллингтону была одна – в салун, которым заправлял мэр Кроубрука, возможно (хотя теперь Джереми был убежден в этом еще сильнее) тоже северянин.

Эллингтон закинул ногу на ногу и пожалел, что не имел с собой сигар.

0

11

Не смотрел. Избегал взгляда. Понятно, опасался выплеснуть откровенную злость. Просто потому что не проглотила его южные "любезности", а посмела ответить, не отводя упрямых глаз. Для таких как он, женщина - скопище глупостей, гусыни, с которыми кроме как о погоде поговорить не о чем. А она тут .. о божьих весах, дернул же ее рогатый. С такими нужно мило улыбаться и чем глупее, тем лучше. Безопаснее. Ну да что уж теперь. Взгляд все-же поднял, но там ... приговор. Еве и представлять не хотелось, чтобы он ей сказал, дай ему волю. Впрочем, ей уже не привыкать встречаться с разными взглядами. В ее магазинчик не только милые соседки заходят. Но настроение, конечно, испортил. Чего еще ждать от южанина, озлобленного на весь белый свет? Жаль нет тяжелых портновских ножниц под рукой. Имелся у Евы такой нехитрый способ справляться с раздражением. Когда один из бравых ковбоев немудряще предложил ей .., она не желала даже вспоминать что именно, то быстро и не слишком вежливо выставив его вон, она прошла в свою небольшую комнатку-мастерскую, что находилась под лестницей, ведущей на чердак и взяла те самые ножницы. Вышла на середину магазина и от души, вложив всю злость и досаду, со всей силы швырнула их в противоположную стену. Ножницы возмущенно звякнули, но стало легче. Ева вдруг представила, чтобы случилось, если бы она  сейчас встала и метнула свой рабочий инструмент воон в ту милую стеночку. Немного отпустило. И она совершенно спокойно выдержала недобрый взгляд.
- Насчет работы вам лучше спросить у самого шерифа. Он проживает тоже в этой гостинице. Вполне возможно, ему требуются помощники, - вполне любезно ответила Ева.

Отредактировано Ева (2013-03-10 01:41)

+1

12

Второй раз за день Джереми говорили про шерифа. Про себя он мог только нахмуриться такому положению вещей: что это было, проявление заботы, желание сразу познакомить чужака с представителем закона и предостеречь от грязных делишек, или просто случайность? Так или иначе, Эллингтон чувствовал, что с законником все равно надо будет познакомиться в ближайшие дни. Или часы?..

«Господь, пусть он не будет янки! Иисус, молю тебя, милостивый Боже…»

- Благодарю вас. Непременно встречусь с ним и поговорю.

Отправляться в салун все равно было рано, и Эллингтону казалось, что уйди он сейчас, миссис Бейли возомнит, что мнимое поле боя осталось за ней. Нет, расположиться надо с удобством, да, и обязательно вытравить из собственного взгляда агрессивность и недружелюбие.

- Вы не расскажете, чем в Кроубруке занимаетесь вы?

Джереми спокойно посмотрел на девушку, и нельзя было и предположить, что этот джентльмен, пусть и в дорожном своем костюме, мог как-то злиться или проявлять нетерпимость по отношению к даме.

Как давно не получалось сидеть на таком диване, в такой комнате, с такой леди. Эллингтон внезапно осознал, что все неудобство, которое он испытывал, вызвано одним только желание лучшей, прежней, светлой жизни, а не бесконечными мытарствами и скитаниями. Мужчина понял, что совершенно, совершенно не отказался и сам от приличного костюма (почему-то ему виделся фиолетовый пиджак и шейный галстук), от приличных сигар, от собственного дома.

Не сказать, что Джереми не думал обо всем это раньше, но раньше он думал обо всем это реже. И мужчина, оставаясь спокоен внешне, внутренне пытался осознать, чем вызваны эти размышления: близостью возможного богатства или прямой физической необходимостью?..

+1

13

Она уже  выпрямила спину, готовая подняться для любезного, разумеется, прощания. Как и положено в приличном обществе. И вдруг неожиданный вопрос, заставивший ее чуть удивленно вскинуть темные брови. Впрочем тут же опомнилась и, разумеется, любезно улыбнулась, как и положено в том самом обществе. Не прост, держи свое северное ухо востро, Ева. Тебе не нужны сложности, улыбайся. Вот как этот южанин, который сейчас являл собой образец светскости и воспитанности. Мягче улыбайся, учтивей. А если что, так потом дома ножницы возьмешь, когда общество не видит. Чем же занимается в Кроубруке Ева Бейли? Работает с утра до вечера, при этом старается выглядеть прилично, иначе какая же она портниха? Так и по мелочи - отваживает не в меру резвых ковбоев, регулярно чистит и смазывает револьвер, вычесывает приставшие к шерсти Сэма репейные и еще бог знает какие колючки, терпеливо выслушивает все местные сплетни, приносимые чрезвычайно болтливой соседкой миссис Добсон, навещает могилу на местном кладбище, бесконечно ценит дружбу с Глорией, да и просто - борется, чтобы выжить, а вечером  ужинает и вознеся молитву, ложится спать. И все - в полном одиночестве. Бывает страшно. Только ни к чему тебе это все, мистер Эллингтон. Поэтому Ева, ничуть не уступая в любезности, вежливо ответила, как и положено в обществе.
- Содержу магазин готового платья. Шью вещи на заказ, это несколько дороже, как Вы понимаете. - Улыбка всегда ей удавалась - легкая, едва уловимая.

Отредактировано Ева (2013-03-10 15:45)

+2

14

Тут по лестнице застучали каблучки: спускалась Глория. Она была в прекрасном настроении: среди привезенной дилижансом почты был журнал, который миссис Марвин только сейчас смогла пролистать - и с удовольствием обнаружила там рассказ Джо Блэка "Два туза и пуля". Так что сейчас ей хотелось делиться своей радостью со всем миром.
- О, мистер Эллингтон! Вы уже познакомились с Евой? Вас не было за столом... ах да, помню-помню, вы заказали номер, а питаться решили на стороне. По-моему, зря, моя Юнона отлично готовит. Но, может быть, вы окажете нам с Евой удовольствие и хотя бы выпьете чаю с пирожками? Они яблочные! С кленовым сиропом! И прикажем кухарке нарезать бутербродов.
Вообще-то Глория не имела привычки угощать гостей, не заплативших за еду. Но сейчас - другое дело. Сейчас женщина была в плену неотвязной мысли. Как старая дева каждого мужчину рассматривает как потенциального жениха, так Глория любого встречного оценивала с одной точки зрения: годится ли в вышибалы?

Отредактировано Глория Марвин (2013-03-10 18:44)

+2

15

- М-м, и у вас есть постоянные клиенты? Просто на первый взгляд Кроубрук – довольно маленький городок, чтобы магазин готового платья был успешен. – Эллингтон очень аккуратно подбирал слова, чтобы миссис Бейли опять не приняла это за укол или выпад в ее сторону. – Но я могу и ошибаться, конечно же, с торговлей я практически никогда не был связан, кроме…

Кроме давней молодости, когда Джереми был сыном зажиточного плантатора, живущего в Саванне. Но это вам тоже ни к чему, миссис Бейли; и мужчина оборачивается на стук чьих-то каблучков по лестнице, а потом встает, как велят правила поведения в обществе, редко ценимые в здешних местах.

- Доброго вечера, миссис Марвин. Да, я уговорил ее составить мне компанию и теперь мучаю страшными вопросами о Кроубруке, которые, как я подозреваю, ей совершенно неинтересны. – Джереми мягко улыбнулся и посмотрел в сторону первой собеседницы.

- Я просто боялся, что не всегда буду поспевать ко времени обеда, потому что буду много ездить в первые дни.

Встал вопрос еды, и Эллингтон моментально осознал, как оборона трещит по всему фронту, в подразделениях беспорядок и суматоха, общий моральный дух падает, сопротивляться просто невозможно. Немного подумав, мужчина ответил:

- Если вы будете сильно настаивать, то я сдамся довольно скоро и постараюсь не остаться перед вашим гостеприимством.

На кого-кого, а на вышибалу Эллингтон годился вполне: особенно когда только приехал. Солдатское кепи, неумытое лицо, куча оружия на поясе и в седле, готовность торговаться за последний цент. Тот частый тип людей на Фронтире, который одинаково сойдет и за рейнджера, и за бандита.

0

16

- Город, может и маленький, а работают много. Мужские рубашки, например, не залеживаются, - коротко ответила Ева на вопрос, заданный явно из показной вежливости. Вряд ли мистеру Эллингтону были интересны подробности ее торговых дел. Как она добирается до небезопасного Дэдвуда  в тряском дилижансе,  посещает местные магазинчики, уже научившись выбирать где более выгодные цены. Как торгуется, стараясь выгадать каждый цент. Зачем вам это, мистер Эллингтон?  И поэтому она совершенно искренне обрадовалась увидев подругу. А приметив в руках у той журнал, обрадовалась вдвойне, но .. сейчас ей хотелось уйти. Плохая  из нее собеседница, хватит. А Глории она потом все объяснит и порадуется заодно. Да и про охранника кстати вспомнилось, а такие разговоры лучше вести вдвоем. И Ева постаралась как можно искренне прощебетать.
- Ах, Глория, твои пирожки всегда выше всяких похвал, - тут ей пришлось расстроенно развести руками, - Но мне, к сожалению, пора. Ко мне скоро придет мистер Боффин с лесосклада, он сделал хороший заказ на рубашки, ты понимаешь, я не могу позволить себе упустить хорошего клиента. - Тон у Евы был легким и мягким и, может быть, только внимательный взгляд близкого человека мог отметить легкие полукружия теней, вдруг залегших у нее под глазами. А из близких у нее была только Глория. Затем она повернулась к мужчине и вернула вежливую улыбку.
- Ваша компания оказалась на редкость приятной, мистер Эллингтон и если у вас еще возникнут вопросы о Кроубруке, я готова ответить на любой из них. Даже страшный, - улыбка теперь из просто вежливой превратилась в радушную.
- В магазине готового платья, где всегда есть отличный выбор мужских рубашек.

+1

17

- Мой привет мистеру Боффину, - улыбнулась миссис Марвин. - Но я попрошу тебя задержаться и несколько минут побыть за хозяйку - а я распоряжусь на кухне насчет чая... Ведь вы же будете чай, мистер Эллингтон, - или предпочитаете кофе?.. Да, пока не забыла - Ева, пришел свежий журнал, не хочель ли взять почитать?
она небрежно бросила журнал на край стола
Подруга знала о тайных литературных занятий Глории, но черновики рассказов, подписанных "Джо Блэк", не показывала даже ей.. Потом, если журнал примет, - тогда пожалуйста, тогда с удовольствием.
- Сейчас вернусь, - улыбнулась миссис Марвин и поспешила на кухню.

+1

18

Джереми тактично выждал, пока женщины закончат говорить, а потом поочередно ответил на два вопроса:

- Я надеюсь, что никогда не задам страшных вопросов и непременно загляну в магазин готового платья, чтобы выбрать отличную мужскую рубашку.

- Предпочту чай, спасибо.

«Вот, и северянки могут быть милыми, когда разговор не о политике и… и местных нравах».

Мужчина в ожидании миссис Марвин не стал садиться (благо, миссис Бейли еще не ушла), а прошелся по гостиной, несколько раз заглянул в окна, чтобы посмотреть на улицу. Тишина здесь его тяготила, и опять нахлынуло это чувство неудобства, и Джереми обернулся к миссис Бейли, чтобы спросить:

- А насколько удачливы поиски старателей в горах? Идут разговоры о больших жилах, месторождениях? До меня долетали только слухи и ни одного достоверного факта.

Естественно, что Эллингтон с пригретой испанской картой на груди переживал, как бы его золотую жилу уже не открыли, и не использовали в обогащение кто-нибудь другой, более удачливый, более расторопный. Нужно было очень много всего перепроверить, переспросить, переузнать, и Джереми использовал все имеющиеся средства.

Даже портниху из Бостона.

+1

19

А портниха из Бостона тоже поглядывала в окно и взгляд ее стал искренне теплым. Там, на прежнем месте, сидел верный Сэм. Ей было приятно именно сейчас видеть его - терпеливо ждущего, поворачивающего свою кудлатую морду в сторону дверей на каждый звук. Пес был всем хорош - сообразителен, сдержан, при всей своей величине умел не мешаться, всегда чувствовал настроение хозяйки. Бывало, пропадал на пару дней по понятным причинам, ну тут уже ничего не поделать - природа. Ева уже научилась понимать это по вдруг появившейся необычайной оживленности Сэма - он вдруг утыкался носом в землю и начинал стремительно выписывать кренделя, отыскивая следы, как догадывалась Ева, перспективной невесты. Остановить пса могло только стихийное бедствие мирового масштаба. Она насмешливым взглядом провожала ретивого жениха, ожидая его появления только через пару дней. И он приходил, нередко со следами  битвы за расположение дамы собачьего сердца, чрезвычайно голодный, зато с явным довольством в блудливых карих глазах. Ева встречала его фырканьем, затем обрабатывала раны, ставила перед ним миску с двойной порцией еды и, услышав жадное чавканье, выносила короткий вердикт.
- Кобель! - она так увлеклась приятными воспоминаниями, что попросту забылась и вот именно это слово она громко произнесла вслух, когда этот мужчина-"страшные вопросы", задал очередной, что-то о старателях и золоте. Ей захотелось чтобы вот сейчас земля разверзлась под ногами, лучше под мужскими и он куда-нибудь провалился. Не разверзлась и не провалился. Ева провела ладонью по лицу, чуть кашлянула, постаралась придать ему серьезное выражение.
- Это я о Сэме, простите. - И тут же очень  резво продолжила, почти без паузы, - Поиски нашей артели были не столь удачливы, мы находили все больше россыпь по руслам ручьев. Но в последнее время пошли какие-то интересные разговоры, трудно сказать, можно им верить или нет, но старатели потянулись в горы.

+1

20

«Ч… чего?..»

Говорили брови Джереми, поднявшиеся вверх.

«К-кто?..»

Спрашивали его широко раскрытые глаза.

«К-кобель?..»

Интересовался его приоткрытый от удивления рот.

И все это – в доли секунды. Затем, конечно, Эллингтон перехватил ее взгляд, обращенный к окну, увидел сидящего на крыльце пса. Закрыт рот, разгладил лоб, проморгался, выдохнул. Правда, последние годы Джереми был действительно не слишком щепетилен в интимных отношениях, но откуда же, черт подери, миссис Бейли… И как, собственно говоря…

Возмутительную реплику девушки мужчина оставил без внимания в разговоре. Хорошо, что и удивление его она почти не заметила, потому что он довольно быстро смог с ним справиться. И, как истинный (или бывший) джентльмен, Джереми довольно аккуратно продолжил приемлемую тему их разговора:

- Наверное, я один из них. – Эллингтон кротко улыбнулся и сцепил руки за спиной, снова сделав несколько шагов по гостиной. – Теперь вот думаю, стоит ли играть с удачей в горах, потому что наткнулся на лагерь старателей, и они рассказали об индейцах, которые вьются здесь неподалеку. Но с вами или в других магазинах города еще никто не расплачивался же крупными золотыми слитками, верно?..

В быстром взгляде, которым Эллингтон одарил миссис Бейли, было невозможно что-либо заметить. Он остановился неподалеку от нее, одним боком к девушке, другим – к окну, и опять посмотрел на пса на крыльце.

Себе он сам напомнил такого же пса, гоняющегося за собственным хвостом.

+1


Вы здесь » Территория вестерна » Настоящее » О местных нравах замолвите слово


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC