Территория вестерна

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Территория вестерна » Настоящее » Гости званые и незваные


Гости званые и незваные

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Место и время действия: 25 августа 1876 года, ближе к вечеру, прерия, затем Кроубрук
Действующие лица: Белое Крыло, Дон Ричардсон, Уильям Крайтон, может, потом кто-нибудь еще.

0

2

Мистер Ричардсон то и дело с явным неодобрением поглядывал на солнце, медленно уползающее за кромку холмов. Ему хотелось добраться до Кроубрука засветло, но природа безжалостна. Надо было раньше выезжать из Дэдвуда.
Черт побери, была б его воля, Дон и вовсе не наведывался бы в город, который и городом-то назвать язык не поворачивается. Одно слово, притон. Но коммерция есть коммерция. И пусть это трижды повредит бизнесу, мужчина радовался тому, что их Кроубрук расположен дальше от сердца золотой лихорадки, чем Дэдвуд или Лидский лагерь. Все же проходимцев в городе поменьше. Впрочем…
Нет, неожиданный попутчик, навязанный Дону партнерами из Веллс Фарго, отнюдь не выглядел проходимцем. Как раз такие на границе появляются нечасто. Холеный представительный мужчина, на жилетном кармане солидно поблескивает золотая цепь тяжелого багета, слова роняет веско и со знанием дела. Но у Ричардсона глаз наметан на авантюристов. И этот мистер Крайтон как раз из таких. Да и два широкоплечих молодчика, сопровождающих «торгового представителя» по здешним диким местам, крепко напоминали наемных ганфайтеров. Честному человеку какой резон так себя беречь?
Разглядывая холмы, Дон привычно заломил шляпу на затылок и прищурился. От безбрежной синевы начинало резать глаза. А может, это просто возраст. Даже если ему и хотелось вечно чувствовать себя молодым, достаточно взглянуть на дочь и задуматься о скорых внуках. Может, стоит отослать девочку от греха подальше в более спокойные места?
Сам Ричардсон как-то незаметно уже сроднился с границей, но Джулия… Джулия из другого теста. Она дама.
Прерия изо всех сил старалась заверить человека в своем к нему распоряжении. Идиллия раннего вечера могла обмануть даже более искушенного зрителя, чем Дон. Два фургона, - одним из них правил сам Ричардсон, вторым – его помощник, - мерно покачиваясь, плыли среди высокой травы. Три всадника, - Крайтон и его люди, - предусмотрительно держались рядом.
- Где-то через час будем в городе, - обнадежил их Дон, поймав вопросительный взгляд торгового представителя.

+2

3

Крайтон не скорчил презрительную мину потому лишь, что жизнь давно научила его отлично владеть собой, и в частности особенно тщательно следить за собственной мимикой.
«Ну, конечно, город будет тот еще. Пара покосившихся заборов, кладбище и салун. Чисто тебе Нью-Йорк…»
С другой стороны солнце садилось, а ночевать под открытым небом Уильям не любил. По его мнению, места к этому явно не располагали. К тому же, так уж повелось, в самой мутной воде водится самая крупная рыба, Крупную рыбу, на которую охотился Крайтон, звали Фред и Моисей, именно эти два счастливчика владели лучшими золотоносными участками в окрестностях. И пока, к большому неудовольствию Крайтона, не спешили с ними расставаться, хотя деньги им были предложены немалые. Немного поразмыслив, Уильям решил пока убраться из Дэдвуда, дабы не мозолить глаза тамошним золотоискателям. Но уезжать далеко от Хоумстейка он не собирался. Этот, как его, Кроубрук, отлично подходил для временного пристанища. Поживем, осмотримся… А потом не исключено, что цена на землю внезапно упадет. Или с несговорчивыми владельцами приключится какое-нибудь несчастье. Или…
В голове у южанина крутилось великое множество «или», иногда колесо фортуны нужно всего лишь немного подтолкнуть, а дальше оно само раздавит своих вчерашних любимчиков. И все же рано пока загадывать.
- Мне нашептали, что у вас имеется пристойная гостиница, - обращаясь к своему волей случая проводнику и попутчику, Крайтон мечтательно прищелкнул языком. Воображение нарисовало нечто совершенно изысканное, хотя на практике дай бог, чтоб не так, как в Дэдвуде, с клопами и визжащими за тонкими стенами шлюхами. – Так хочется поверить в чудо, мистер Ричардсон. Но если чудо не произойдет, быть может, посоветуете, у кого можно снять пару комнат?

+2

4

- Да хотя б даже и у меня, - любезно откликнулся Дон, совершенно не опасаясь того, что торговый представитель воспримет его слова, как руководство к действию. Нетрудно вообразить себе, какой дырой представляет мистер Крайтон Кроубрукскую гостиницу. Но Ричардсон не сомневался в том, что, познакомившись поближе с заведением миссис Марвин, приезжий переменит свое мнение в лучшую сторону.
- Но вы не беспокойтесь, «Бостон» - превосходное место, там совсем не то, что… ну, вы понимаете, в Дэдвуде. Хотя ваши интересы, как я понимаю, связаны именно с ним?
Дон покачнул вожжи, поторапливая лошадей. Все же фургон – транспорт неторопливый, да еще и на такой дороге, вернее на почти полном ее отсутствии. Дилижансы умудрялись носиться даже тут, но Ричардсон вез свой собственный груз, и потому относился к нему бережно. И пусть его магазин – единственный в окрестностях, это не повод ожидать, что покупатели раскупят все, что угодно, в каком угодно состоянии. А если побьются бутылки с виски, то уж точно, большая половина мужского населения Кроубрука этой оплошности ему не простит.
-Раз в Дэдвуде стали появляться джентльмены, вроде вас, значит, там и правда полно золота? – развил свою мысль хозяин магазина. – Может, к нам и железную дорогу проведут… Не знаю, как золотоискатели, а скотоводы наши давно об этом мечтают.
Дон не знал точно, что за человек Крайтон, и каковы его намерения, но строительство железных дорог в последние несколько лет было у всех на слуху. Прибыльное дело, и каждый городишко, даже самый захудалый, хотел бы однажды оказаться железнодорожной станцией.

Отредактировано Дон Ричардсон (2013-04-13 22:23)

+1

5

- Может быть, - уклончиво отозвался Уильям, не горящий желанием обсуждать свои дела с малознакомым человеком. Тем более, что к строительству железных дорог лично он никакого отношения не имел. Ричардсон был подозрительно великодушен, и привыкший к постоянному и вездесущему проявлению корысти Крайтон немедленно задумался о том, какого рода выгоду его попутчик может надеяться извлечь из их знакомства. Сиюминутная выгода, по мнению Уильяма, была очевидна: путешествовать по прерии пятерым вооруженным мужчинам безопаснее, чем двоим.
- У вас, кстати, безопасно?
Пальцы Крайтона невольно скользнули к кобуре, хоть он и не был любителем сходу палить во все без разбору. В местах, где прошла юность Уильяма, хлыст он пускал в дело куда чаще, чем револьвер. Даже война и скитания последних лет не сделали из бывшего плантатора ганфайтера. Видно, чего не дано, того не дано.
- После всех этих историй с краснокожими, с Кастером…
Теперь уже Крайтон обвел настороженным взглядом горизонт и безмятежный пейзаж равнины в кольце холмов. Мысленно он рассматривал бесчинства индейцев как один из способ сделать золотоискателей более уступчивыми, однако встречаться с индейцами лицом к лицу, причем тут и немедленно, совершенно не горел желанием.

+1

6

Что бы ни ответил Ричардсон, он вряд ли мог предугадать то, что опасность уже рядом, крадется за ним и его спутниками след в след, подражая крикам птиц над холмами.
Лакота вышли на тропу войны, и, после нападения на лагерь старателей, воины Овоталы на время рассыпались по прерии, путая следы. У белых тоже есть следопыты, вот пусть и поплутают в тщетных попытках сообразить, куда направились индейцы. Сейчас за фургонами пристально следили три пары глаз, и окажись отряд миннеконжу, с которым Ричардсона и Крайтона столкнула судьба, чуть побольше, участь бледнолицых была бы незавидной. Но даже три индейца в состоянии были причинить своим врагам немало неприятностей, тем более, что одним из этих троих был сам Овотала.

Миннеконжу Белого Крыла не промышляли грабежом и почти не брали трофеев в стычках с бледнолицыми. Причиной тому была ярая неприязнь вичаши вакхана к вещам белых людей, одержимых злыми духами. Власть Огненной Звезды над умами соплеменников была не меньше, чем авторитет вождя, и, желая для своих воинов оружия бледнолицых, Овотала впервые пошел наперекор советам шамана. И впервые его интересовало, что находится в повозках, что двигались через прерию. Вайява сказал бы, пожалуй, что пообщавшись с бледнолицым в Медвежьем Разломе, вождь ходит под тенью злого духа, оттого видения его лживы и среди них нет больше согласия. Но в последнем нападении на лагерь лакота сопутствовала удача, они посеяли панику среди бледнолицых, собрали небольшой, но почетный урожай скальпов, и отступили в спасительные холмы без потерь. Не считая нескольких раненых, увечьями которых сейчас занимались женщины и тот же Вайява. А значит, вичаше вакхану не в чем было упрекнуть Белое Крыло, а Овотале не было повода усомниться в собственном толковании воли духа Грома.
 
- Это человек-у-которого-есть-все, - прошептал ему Короткая Нога, признав одного из бледнолицых, и невольно подбросив тем самым хворосту в и без того жаркий костер снедающего Белое Крыло любопытства. – В его типи белые люди приходят, чтобы обменять свои глупые вещи, которые они называют деньгами, на вещи нужные.
- Человек-у-которого-есть-все? - задумчиво повторил Овотала, одновременно сомневаясь и понимая, что у него нет оснований не верить словам говорящего.
Короткая Нога не принадлежал к народу миннеконжу, он был шайенном из стойбища Пятнистого Буйвола. Когда бледнолицые еще соблюдали договор, заключенный в форте Ларами, Короткая Нога, тогда еще подросток, по настоянию отца посещал школу в фактории на Норт-Платт. Он лучше всех в отряде Овоталы говорил по-английски и лучше всех стрелял из ружья. Кроме того этот воин был единственным среди них индейцем, что несколько раз бывал в городе бледнолицых. Человеку непосвященному могло показаться, что Короткая Нога дружит с белыми людьми. Но на самом деле мало кто из миннеконжу ненавидел бледнолицых так, как их ненавидел этот шайенн. Род Короткой Ноги был вырезан поголовно во время столкновений с солдатами в Вайоминге, в живых не осталось ни старика, ни женщины, ни младенца.

Намерение прокралось в голову Белого Крыла незаметно и обнаружило себя внезапно. Намерение из тех, что бледнолицые называют авантюрой. Не иначе духи постарались, только вот добрые или злые, неведомо. Убить этих белых сейчас было легко, распотрошить их обоз – и того проще. Но что проку миннеконжу будет от огненной воды или бумаги с говорящими знаками? Другое дело – черный порошок, вызывающий духа Огня, или ружья. Если этого нет в повозках, быть может, стоит поискать внутри типи, о котором упоминал Короткая Нога?

- Останови этих бледнолицых, брат, - велел вождь. – Поговори с ними, отвлеки. Расскажи им о том, что случилось с их братьями.
Пробраться в фургон, идущий последним, казалось Овотале пустячным делом.
Короткая Нога молча кивнул. Он не спрашивал, что задумал его брат. Много разговоров – мало дела. Белое Крыло – опытный воин, он знает, что делает.
Ужом проскользнув в высокой траве, посланец поспешил наперерез фургонам и поднялся на ноги нежданным призраком на пути у бледнолицых. Поднял руку, приветствуя тех, кого с куда большим удовольствием оскальпировал бы. Но воин должен быть терпеливым и на войне повиноваться приказам своего вождя.
- Хао. Мир вам.
«Мой язык будет так же лжив, как ваш. И да простят Короткую Ногу духи Хе Сапа».

Отредактировано Белое Крыло (2013-04-20 09:55)

+2

7

Дон не был пугливым человеком, но внезапное появление на дороге  индейца мало кому понравилось бы. Независимо от того, что индеец сделает или скажет. Спутники Ричардсона, а вернее сказать, спутники Крайтона, насторожились, краем глаза Дон приметил, что они потянулись к оружию, и почти зарычал на Уильяма:
- Не вздумайте стрелять. Мы видим одного краснокожего, но скольких не видим?
И тут же, уже громко и торжественно, откликнулся на приветствие Короткой ноги.
- Мир и тебе, брат.
Повторяя повадки индейца, поднял руку в ритуальном жесте, и у белых, и у краснокожих означающем одно и тоже.
«Смотри, руки мои пусты, я не прячу нож, пистолет, или иное оружие. Поговорим мирно».
Конечно одинокий воин лакота, или кто он там, не мог преградить повозкам путь в прерии, места на дороге, да и вокруг нее было предостаточно для того, чтобы спокойно объехать десяток индейцев. Но Ричардсон предпочел придержать лошадей. Следом за ним остановилась вторая повозка, а затем и всадники. «Если где-то поблизости скрываются соплеменники этого «парламентера», то мишень из нас сейчас отличная, - рассуждал Дон. – Но даже если мы понесемся во весь опор, от стрел не спастись. Поэтому сделаем то, чего желает это дитя прерий. Если бы он хотел нас убивать, то не стал бы тратить время на болтовню. Краснокожие этого не любят».

0

8

Крайтон поморщился, признавая правоту предупреждения. 
При появлении опасности рука потянулась к оружию сама собой, - кажется, он все же свыкся с нравами этих диких мест. И все же Ричардсон верно говорит, поднимать стрельбу не стоит. По крайней мере до той поры, покуда они не выяснят наверняка, что это краснокожее пугало прогуливается по прерии без компании.   
Цветных Уильям презирал и ненавидел одновременно. Презрение он впитал, наверное, еще с молоком матери: белый плантатор, свысока взирающий на своих рабов. Ненависть появилась позже, во время войны. И, хотя главным источником этой ненависти были черномазые, индейцев мистер Крайтон тоже не больно то и считал за людей. Поэтому разглядывал Короткую Ногу с характерным презрительным прищуром, как диковинное животное. По правде сказать, Уильям встречал краснокожих нечасто. Хоть и много думал о них последнее время. Деловой человек может договориться обо всем и со всеми, даже с дикарями, просто некоторые задачи труднее прочих. Что ж, посмотрим за работой «специалиста», Ричардсону явно не в первой болтать с индейцами. Может быть он даже потихоньку торгует с ними, может быть даже нарушая запреты правительства.
Крайтон был бы рад уличить своего недавнего знакомого в каких-нибудь грешках. Не для того, понятное дело, чтобы поведать о своем знании представителям закона. Просто для того, чтобы при случае, если ему что-то вдруг понадобиться от Дона Ричардсона, тот оказался сговорчивее, чем обычно.

Отредактировано Уильям Крайтон (2013-05-03 05:41)

0

9

Короткая Нога был подобен хорошему актеру, только сценой его была сейчас прерия, а зрителями – бледнолицые. Индеец не спешил говорить, он видел, как белые люди подозрительно оглядываются по сторонам, и не мешал им без толку глазеть на траву, все равно они не увидят того, чего им не дано увидеть: бледнолицые слепы даже при свете дня. Наконец спутники человека-у-котрого-все-есть оставили попытки отыскать следы присутствия соплеменников Короткой Ноги, и все взгляды устремились на шайенна. Хотя, наверное, белые полагают, что говорят с лакота. Сейчас это не имело значения.
- Короткая Нога пришел, как друг, - провозгласил индеец. Он уже мысленно попросил прощения у духов Хе Сапа за эту ложь. – Чтобы предупредить своих белых братьев о том, что миннеконжу вышли на тропу войны. Короткая Нога – шайенн, он не хочет воевать с белыми, ему больше нравится торговать и жить в мире. Но миннеконжу решили не идти в резервацию на Шайенн-Ривер, они будут сражаться за свои святыни…

Овотала тем временем подбирался к облюбованной им повозке. Он почти не опасался, что его заметят бледнолицые. Скорее, присутствие чужака могли выдать лошади. Или возница почувствует, как покачнется телега в тот момент, когда лакота проскользнет вовнутрь. Тут индейцу повезло, повозки Ричардсона оказались тяжело гружеными. Белое Крыло, аккуратно подрезал шнуровку на светлом парусиновом тенте, подтянулся на руках, и через мгновение оказался в тесном полумраке среди набитых мукой и сахаром мешков и деревянных ящиков, содержимое которых пока оставалось для вождя тайной.

-… Кровь уже пролилась, и в окрестностях Канги стало небезопасно для моих белых братьев, - завершил свою речь Короткая Нога. – Война нехорошо. Много людей погибнет.
Еще одна ложь, даже если бы Дух Грома поразил всех бледнолицых своим гневом, шаенн не уронил бы по ним ни единой скупой слезы. Наоборот, плясал бы танец радости среди типи принявших его в свою семью лакота.

0

10

Новости оказались не просто плохими. Они были, как говорится, скверными.
Под сердцем что-то нехорошо екнуло. Мистер Ричардсон слишком хорошо помнил, как дорого ему обошлась прошлая война. Пусть была она и не с индейцами.
- Спасибо за предупреждение, краснокожий брат, - глухо проговорил Дон, гадая над тем, что воин лакота вкладывает в неприятное «кровь уже пролилась». Он невольно бросил взгляд в сторону Кроубрука: города еще не было видно, но мужчина подозрительно разглядывал небо, нет ли на нем следов дыма. Кажется, нет. Да и не стали бы индейцы нападать прямиком на город. Эх, вот кому сейчас не позавидуешь, так это одиноким старателям и фермерам.
- Торговать мудрее, чем проливать кровь, тут ты прав. И я как раз их тех, кто сделал торговлю своим ремеслом. Если тебе что-то понадобится, мой дом всегда открыт для тебя, брат Короткая Нога. Не смотря на войну лакота с моими братьями.
Весьма опрометчивое обещание. Впрочем, из тех, которые редко приходится исполнять. Однако в бескорыстие индейца верилось с трудом, наверняка он надеется что-то выменять на свои известия. Уж таков этот народ. Ричардсону со своей стороны куда проще было предложить Короткой Ноге видимость дружбы, чем, например, новое ружье или патроны к нему. Ведь не исключено, что потом из этого же самого ружья какой-нибудь ушлый краснокожий воин пустит пулю в самого Дона или в кого-то из его близких.
«Да какие у меня близкие? Одна Джулия. Господи, как бы отправить ее обратно в город. Если не в Чикаго, то хотя бы в Янктон, пока армия не наведет тут порядок».

0

11

- Я запомню твое щедрое обещание, белый человек, - торжественно провозгласил шаенн, не поверив, разумеется, ни в искренность, ни в заявленную щедрость бледнолицего. Да и не придавая болтовне Ричардсона особого значения. Времена торговли уходили в прошлое, впереди времена крови огня. Во всяком случае Короткой Ноге хотелось в это верить.
Овотала наверняка уже в повозке. А значит, пора уступить бледнолицым дорогу. Что индеец и сделал, отступая в высокую траву. И тут же ничком упал на землю, упираясь локтями в сырой после недавних дождей грунт ловко, а главное, быстро пополз прочь.
Умение сыновей прерий появляться из ниоткуда и так же в никуда исчезать являлось вовсе не наваждением, посланным бледнолицым духами Хе Сапа. А прямым следствием человеческой ловкости и долгих тренировок, начинающихся у воинов миннеконжу с самого раннего детства.

- Черт возьми, исчез!
Сквозь парусиновый полог повозки Овотала не мог видеть, что происходит вокруг. Но разговоры белых людей были ему отлично слышны. Хоть вождь и не знал обладателей этих голосов в лицо.
- Должен сказать, впечатляет, - добавил Крайтон, подивившись талантам Короткой Ноги. Он нечасто встречался с краснокожими лицом к лицу. – Красномордый ублюдок что-то болтал про войну. Насколько ему можно верить? Есть ли в окрестностях военные форты, или мы полностью предоставлены сейчас сами себе и полагаемся только на верную руку и свинец?

Раз бледнолицые заговорили о войне, то и Белок Крыло не стал сидеть, сложа руки. Говоря точнее, он начал эти руки использовать по назначению, ощупывая товары в повозке Ричардсона. Упрямые доски не хотели уступать человеческому любопытству, к тому же миннеконжу старался не издавать громких звуков, ведь возница был совсем рядом. Хоть он и не видел индейца, но вполне мог услышать его. И все же через какое-то время с помощью ножа и свойственной его народу настойчивости Овотале удалось вытащить из ящика четыре гвоздя, снять одну из досок, засунуть руку вовнутрь… Пальцы вождя коснулись промасленного холста, а когда он поднес ладонь к лицу, запах рассказал ему все остальное. Хороший важный запах, запах оружейной смазки.

+1

12

- Постоянно забываю, что вы нездешний, - повозки снова двинулись, и на этот раз намного быстрее, чем раньше. Ричардсону хотелось поскорее оказаться в Кроубруке.
- Солдаты не балуют нас своим присутствием, - начал рассказывать он Уильяму. – Ближайший форпост – форт Каспер в Вайоминге. Но до него две сотни миль. На севере от нас форт Линкольн, но туда еще дальше. Иными словами, мистер Крайтон, если лакота вздумают нас оскальпировать, полагаться мы можем только на себя. Доблестная американская кавалерия появится разве что для того, чтобы похоронить трупы и отомстить за индейские бесчинства. Если это вас утешит.
- Совершенно не утешит, представьте себе…

Разговор завертелся вокруг успехов и поражений в войнах с краснокожими последних лет. И хотя ничто, кроме предупреждения Короткой Ноги, не предвещало беды, Дон все же с трудом сдержал вздох облегчения, когда разглядел, наконец, на фоне багровеющего закатом неба скромный крест городской церкви.
- Вот мы и в Кроубруке, мистер Крайтон. Как видите, главная улица, по традиции, у нас всего одна. Так что тут вы не заблудитесь. Если вдруг не сторгуетесь в «Бостоне» или «Ленивом Койоте» на счет комнат и пропитания, заглядывайте ко мне к ужину. Мы еще долго не ляжем, нужно товар разгружать.

Мужчны, распрощавшись, разделились, и люди Ричардсона направились к магазину.
Сам Дон не наблюдал в горожанах никаких признаков волнения: обычный вечер обычного трудового дня, в «Шато» уже зажгли фонари, а из салуна разносится бодрое музицирование и забористая ругань с упоминанием неудачных покерных комбинаций. Все как всегда.
Стоит ли рассказать шерифу Латрансу о предупреждении краснокожего? Или дурная новость в состоянии обождать до утра?

Отредактировано Дон Ричардсон (2013-08-25 18:23)

+1


Вы здесь » Территория вестерна » Настоящее » Гости званые и незваные


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC