Территория вестерна

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Территория вестерна » Настоящее » Хочешь стать героем? Пообедай, и все пройдет.


Хочешь стать героем? Пообедай, и все пройдет.

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Место и время действия: 25 августа 1876 года, вторая половина дня, салун "Ленивый Койот"
Действующие лица: Дик Шеннон, Селестра Альварес, рейнджер Куинн, золотоискатели.

0

2

Что бы шериф Латранс ни думал о человеческой сентиментальности, Шеннон вовсе не был непробиваемым парнягой, которого печальная судьба двоюродных братьев совершенно не взволновала. Скорее наоборот. После рассказа законника Дик ощутил себя подвешенным в некой неприятной пустоте. Оказывается, уверенность том, что где-то у тебя есть дом, много значит. Даже для человека, десять лет прекрасно без этого дома обходившегося. Предложение Латранса, - помочь тому расправиться с бандой, а взамен получить в свое распоряжение ранчо, когда-то принадлежащее братьям, - заполнило эту пустоту лишь отчасти. Остальное Шеннон надеялся наверстать «Джеком Дэниэлсом». Это должно было помочь. Во всяком случае, это помогало раньше: после того, как в перестрелке погиб еще один его брат, Билли, частые визиты в салун сделались для Дика необходимостью. Перед желанием выпить меркло даже чувство голода, к полудню всерьез напомнившее о себе. А уж обещание что-то там починить, данное «чарро» и хозяйке гостиницы, пострадавшей от мужской воинственности, Шеннон и вовсе пока выбросил из головы. В конце концов, что важнее для того же шерифа: бандиты или груда досок? Заключив сделку, не станут же они теперь ссориться из-за такого пустяка, как отложенный ремонт?

«Ленивый койот» абсолютно ничем не отличался от прочих образчиков питейных заведений, разбросанных по городкам и поселкам фронтира. Но Шеннон и не ожидал застать тут бостонский «Риц» или что-нибудь такое же изысканное и фешенебельное. Выпивка, жратва и ненавязчивые девочки, - это то, что нужно, и более, чем достаточно. Бросив на стойку бара два доллара, Дик потребовал виски и яичницу. Первое получил сразу и сразу же открыл счет «боевым победам», а второе отправился дожидаться за столик. Яичница, собственно говоря, была излюбленным деликатесом ковбоев. Жаренного мяса в их рационе хватало, - застрелил, что под руку подвернулось, и тут же на костре зажарил, - а вот курица, птица домашняя и деликатная, по прерии не разгуливала и яйца в ковбойские шляпы не несла. Поэтому о хорошей яичнице Шеннон мечтал уже два месяца кряду. Впрочем, он много о чем мечтал, но, по крайней мере, мечта вкусно пожрать имела шанс вот-вот сбыться.

Отредактировано Дик Шеннон (2012-11-26 20:44)

+1

3

Солнечные лучи, пробивающиеся через мутные окна салуна «Ленивый койот» совершенно не тревожили пристроившуюся в углу за самым дальним столиком молодую женщину в потрепанном полу-дорожном обмундировании. Она регулярно появлялась здесь примерно в одно и то же время уже на протяжении двух недель, каждый раз занимая одно и то же место, неизменно заказывая тарелку жареных бобов и стаканчик молодой текилы. Однако, этим в утром в ее уже полупустом стакане плескалась обычная холодная вода. В грязной тарелке из-под бобов скопилась кучка табачного пепла. Сама женщина вольготно расположилась на шатком стуле, опершись спиной на бревенчатую стену, и не спеша раскуривала вторую за утро и последнюю в собственном арсенале сигару. Заканчивающееся курево - первый признак того, что дела вдовы Альварес начинают идти под гору. Посему, сегодняшнее погожее утро было выбрано подходящим для первого «рабочего дня» в этом городе. 
Флегматично стряхнув пепел в тарелку, Селестра в который раз задумчиво осмотрела зал. Выбор первой жертвы по традиции являлся самым увлекательным и многообещающим. Правда, стоило учитывать, что полдень не самое подходящее время для азартных игр. Народу в салуне было не так уж и много, одинокая отчаянно зевающая танцовщица, парочка жуликоватого вида, расположившаяся недалеко от входа, скучающий бармен и темноволосый мужчина, появившийся на горизонте сравнительно недавно. Он-то и привлек внимание вдовы, в основном благодаря полному стакану виски, лихо опрокинутому прямо за барной стойкой. Проследив за его уверенным передвижением к одному из столиков, Селест с удовлетворением отметила, что одним лишь аперитивом мужчина скорее всего не ограничится. Нетрезвый клиент одна из самых надежных гарантий удачной партии и, пожалуй, самая постыдная. Будь у вдовы в запасе еще хотя бы десять долларов, и она бы отправилась искать более увлекательную добычу. Но, выбирать не приходилось. Отпрянув от стены, женщина оперлась локтями на стол, подперев ладонями подбородок. Вести наблюдение из самого темного угла в салуне было довольно удобно, за прошедшие две недели Селестра ни разу не привлекла к себе чужого внимания. Первое время она осторожно изучала местных жителей исподлобья, пряча глаза под широкополой шляпой. Чуть позже, осмелев, уже разглядывала посетителей в открытую, не стесняясь ответных взглядов. И сегодня стетсон вместе с шейной повязкой как ненужные дорожные атрибуты остались лежать в комнате. Своим внешним видом Селест скорее напоминала послушную жену одного из местных скотоводов, по непонятным причинам забредшую в салун вместо ежедневной каторжной работы по хозяйству. Левой рукой нащупав в кармане карточную колоду, Альварес затушила почти докуренную сигару об дно тарелки и степенно покинула насиженное место. Лавируя между стульев со стаканом в руке, вдова целенаправленно продвигалась к столику запримеченного мужчины. Разговор всегда начинался по одной и той же годами отработанной схеме. Бывало, что и она давала сбои, но лучшей альтернативы Селест до сих пор не изобрела.
- Не возражаете? – не дожидаясь ответа, Селестра отодвинула стул и плавно уселась напротив ожидающего заказ мужчины, - Мое имя Мария Санчез, я остановилась в вашем городе всего несколько дней назад.
Внегласным полезным приемом, как среди проституток, так и среди разнокалиберных жуликов всегда считалось умение завести с предполагаемым клиентом беседу до того, как он изъявит нежелание в эту самую беседу вступать. Селестра одобрительно улыбнулась мужчине, невербально вынуждая его представиться в ответ.

+1

4

- Занюханный городишко, скажу вам, Мария, - «поддержал беседу» Шеннон. – Я остановился в нем пару часов назад, но уже готов биться об заклад, если бы не золото в Черных холмах, тут давно бы от скуки мышь повесилась.
Дик поднял взгляд от стакана: виски - не кофе, будущее в нем не высмотришь. И осторожно улыбнулся мексиканке. Более искреннюю мимику не позволяли последствия утреннего рукоприкладства.

Отец Шеннона был священником, человеком строгих правил. В том числе на тему «Как должна выглядеть и вести себя женщина» он мог рассуждать долго, со вкусом, расстановкой и выдержками из Cвятого Писания. Дик, который никогда не хотел стать похожим на своего родителя, действовал ровно наоборот и придерживался позиции, что «женщина никому ничего не должна». Если женщина желает носить кобру и чапсы, пусть носит, если дама курит сигары, - а от сеньоры Санчес характерно несло табаком, - ее дело, если женщина путешествует одна – тоже не велика беда. Все вышеперечисленное свидетельствовало даже в пользу Марии: особа, желающая выпотрошить его карманы старым, как мир, способом, должна была быть по крайней мере чуть больше раздета. Поэтому подвоха в появлении неожиданной собеседницы Шеннон не уловил.
Он перевел взгляд на стакан в руке сеньоры Санчес и великодушно поинтересовался:
- Составите мне компанию, мэм? Виски или что-нибудь полегче?

Отредактировано Дик Шеннон (2012-11-27 01:34)

+1

5

Приглядевшись к незнакомцу поближе, Селестра едва удержалась от вздоха разочарования. Нет, сам по себе мужчина, конечно, был в этом не виноват. Просто общая картина относительно цели его пребывания в салуне окончательно сложилась только в тот момент, когда вдова уловила в его облике некоторую… помятость. Если вы когда-нибудь имели возможность наблюдать человека, который только что побывал в передряге, после чего наспех навел марафет, вы поймете, что именно сказал его внешний вид наблюдательной картежнице. Мужчина сидел, слегка ссутулив плечи, задумчиво разглядывая огненную жидкость в своем стакане. Что бы там не случилось в его жизни этим утром, он явно не был настроен развлекаться. И Селестре при всем желании не удалось бы его в этом переубедить. По-хорошему вдове уже следовало извиниться за беспокойство и продолжить поиски более сговорчивой жертвы. Однако, мужчина, как и предполагалось среагировавший на подачу, добродушно вступил в предложенный ему диалог. Оторвавшись от созерцания своего стакана, он улыбнулся собеседнице, как показалось Селестре несколько вымученно или с некоторой опаской. Женщина вновь подавила в себе грустный вздох, все признаки бесперспективной попытки провернуть аферу на лицо. Но было бы странно в тот же момент встать из-за стола и вернуться на свое место без всяких видимых на то причин.
- Значит, вы тоже оказались здесь по воле случая, - усмехнулась Селест, мысленно сделав себе выговор за скверную наблюдательность, - Очень жаль, я как раз надеялась узнать от вас что-нибудь об истории этого города.
Слестра и сама удивлялась нелогичности собственной лжи. Все шахтерские городки имели одинаковые как перепелиные яйца истории основания, развития и упадка. Оставалось только надеяться, что новый знакомый не обратит внимания на бестолковое женское щебетание. Казалось бы, на этом знакомство можно было вполне логично завершить. Но навлекать на себя лишние подозрения в первый же день все равно не хотелось, кроме того среди прочих меркантильных побуждений в душе вдовы встрепенулись хилые остатки альтруизма, не позволившие просто так оставить нового знакомого в одиночестве. Хотя кто знает, может быть именно за одиночеством он и явился в салун этим утром. Пока Селестра мучительно соображала, стоит ли навязывать грустному ковбою свое общество, мужчина дружелюбно предложил составить ему компанию, в некоторой степени развеяв ее сомнения. И не важно, был ли это жест вежливости или вполне искреннее предложение, для себя Селестра уже нашла новый хороший повод продолжить знакомство. По тому, что мужчина сразу упомянул о золоте, Селест опрометчиво сделала вывод, что пожаловал он в более ничем не примечательный Кроубрук с конкретной целью наживы. А из странствующего старателя можно было вытянуть много полезной информации о близлежащих и дальних городах штата. Покорять Дакоту Селестра начала совсем недавно, с успехом пользуясь тем фактом, что скверная слава о ней здесь еще не прижилась. Вот только алкоголь. Выпив сейчас даже совсем небольшое количество виски, женщина попросту перенесет начало рабочей недели на завтрашний день, потому что до самого вечера одним стаканом дело не ограничится. С другой стороны, привыкший к неизменной порции текилы по утрам организм начинал давать сбои, существенно ухудшая адаптивность и общее самочувствие. Возможно, кружка пива бы несколько скрасила это тяжелое безалкогольное утро. Одобрительно кивнув мужчине в знак согласия, Селестра стала поджидать бармена уже спешащего к столику со свежеприготовленным заказом. Не удержавшись, вдова украдкой оценила и само содержимое тарелки. Стало быть, какие-никакие, но деньги у него все-таки водились, раз мужчина не в пример вдове выбрал в меню не самые дешевые бобы, а вполне себе приличную яичницу. Заказав себе пинту пива, Селест решила, наконец, вернуться к прерванному разговору.
- Откуда же вы пожаловали, если не секрет? – кокетливо улыбнулась вдова, невзначай одернув слишком тесный ворот рубашки. Она всегда начинала подходить к интересующей теме издалека, параллельно проявляя вполне искренний интерес к личности собеседника, - К слову, вы так и не представились.

0

6

- Ну, если это так для вас важно… Шеннон. Дик Шеннон.
Фронтир был сборищем бродяг, и Дик не видел большой необходимсти в имени собеседника, в его знании и незнании. Но женщины – существа более тонкой организации. Пожалуй, представляясь, стоило бы учтиво приподнять стенсон. Но шляпу Шеннон уже снял, аккуратно пристроив на край стола - еще одна привычка из благовоспитанного детства.
Сегодняшнее утро являло ему дам самых разных, сначала «настоящая леди» - хозяйка «Бостона», потом «благонравная девушка» в магазине, теперь вот «фермерша» в салуне. Последнее не было бы так неожиданно, если бы женщина оказалась из местных. Можно было бы даже расспросить ее о ранчо братьев. Но сеньора Санчес утверждает, что она в Кроубруке проездом. Вот незадача.
- Но мое имя, еще ладно. Зачем вам понадобилась история этой дыры? – с дружелюбной иронией поинтересовался Дик. – Собираетесь поселиться тут?
«Джек Дэниэлс» потихоньку делал свое дело, боль утраты притихла, свернувшись клубком где-то под дыхом. И можно было говорить о фермах и о смерти спокойно и как бы даже как о чем-то само собой разумеющемся.
- Я слышал, скотоводам тут хронически не везет. Бандиты, индейцы… Неспокойные места. Или вы занимаетесь чем-то другим, Мария?

0

7

Стоило признать, что умение блефовать за карточным столом во многом отличается от умения нагло врать человеку прямо в лицо. Особенно туго приходилось заниматься этим неблагодарным делом на трезвую голову. Видимое недоверие мистера Шеннона, кажется, только возрастало с каждой вскользь оброненной фразой. Нужно было либо срочно реабилитироваться и начать импровизировать более убедительно, либо продолжать отчаянно брехать. Как раз в этот момент на стол брякнулась полулитровая пивная кружка, за которой вдова тут же поспешила спрятаться. Хмельной напиток, разбодяженный пополам с водой из вчерашнего умывальника, выдавал ушлого бармена характерным гниловатым привкусом. Тем же нехитрым способом разбавлялась в этом гостеприимном заведении и излюбленная Селестрой молодая текила. Впрочем, достойного напитка из голубой агавы женщина не пробовала уже довольно давно. Сделав пару глотков, вдова отставила кружку в сторону.
- Что вы, не вижу смысла менять одну дыру на другую, - усмехнулась Селестра в ответ на вполне ожидаемый вопрос,  - Я всего лишь собираю некоторые заметки о городах, в которых останавливаюсь… для моего мужа. Он довольно известный писатель в наших краях.
Прикрываться каким бы то ни было мужчиной - единственный беспроигрышный вариант в разговоре с каким-либо другим мужчиной. В идеале, конечно же, прятаться за мужем. В историю про женщину-писательницу бы точно никто не поверил. Как и в женщину-перегонщицу скота, женщину-золотоискательницу и любую другую женщину никак не связанную с работой по хозяйству. Если бы Альварес сразу распознала в незнакомце приезжего, конечно у нее было бы гораздо больше подходящих вариантов. Но, назвался самородком, полезай в вагонетку.
- Он уже месяц как работает над новой книгой неподалеку от Янгтона. Я как раз направляюсь к нему, - с этими словами вдова снова потянулась за кружкой.
Пиво мало-помалу начинало производить ожидаемый расслабляющий эффект. Селестра уже ощущала это приятное обволакивающее сознание состояние, столь близкое к опьянению. Покидать насиженное место уже не хотелось, да и Дик, кажется, был настроен вполне дружелюбно. «Ничего не случится, если я посижу с ним до конца трапезы», - решила для себя вдова, наконец, позволив себе спокойно откинуться на спинку стула. Стоит только ненавязчиво заставить мужчину перевести разговор в более безопасное русло.

0

8

На этот раз слова женщины, похоже, пробили брешь в непоколебимом равнодушии Шеннона к личности своей случайной собеседницы. Если вам врут – плевать, в конце концов не он этот разговор начал. Но когда над вами издеваются…
Дик не был, разумеется, лучшим другом всех известных писателей Соединенных Штатов. Но для того, чтобы стать писателем, мало просто уметь писать, не так ли? Оное занятие предполагало некий изначальный уровень образования, культуры и обращение с родным языком более изящное, чем простодушное ковбойское «мать твою!». В общем, писатель, без сомнения, должен был быть джентльменом. А джентльмены предпочитают жениться на леди, а не на…
Шеннон еще раз смерил взглядом молодую мексиканку и внушительную кружку пива в ее руке. Привлекательная женщина южных кровей, но до манер хозяйки «Бостона», например, ее поведению так же далеко, как ему - пешком до канадской границы. Или известный писатель был сильно на подпитии, или его женили на сеньоре Санчес под дулом револьвера, или весь ее рассказ – дамская «сказка на ночь». Которая средь бела дня в захудалом салуне звучит весьма неубедительно.
- Рискну предположить, что ваше замужество протекает весьма увлекательно, - отодвинув тарелку с остатками яичницы, пробормотал Дик.
Из всего их предыдущего с Марией разговора напрашивался вывод, что она в Кроубруке приезжая. Но о том, за каким дьяволом мексиканку занесло в этот старательский городок, она распространяться не хочет. Что это могло означать на практике? Ровным счетом, что угодно.
«Я не шериф Кроубрука, - напомнил себе Шеннон. – Пускай догадки в отношении сеньоры строит суровый любитель табачной жвачки. Мое дело – одноглазый парень, заселившийся со своими приятелями на ранчо моих братьев. Хотя, - жизнь – штука непредсказуемая, - одно вполне может оказаться связанно с другим».
- Заметки, значит…. Вы слышали, что на ранчо неподалеку от города обосновались бандиты? Хотите поехать взглянуть?
Не то, чтоб Дик издевался. Скорее был движим простодушным желанием выяснить, насколько далеко простирается сказка о муже-писателе.

0

9

Как ни старалась Селестра вывести разговор в наименее опасное русло, тот, тем не менее, продолжался своим неудачным чередом. Услышав предложение Дика, сходить посмотреть местную достопримечательность в виде бандитского логова, женщина едва не поперхнулась пивом. Едва сдержав нелицеприятный кашель, она все же поняла, что новый знакомый шутит. В любом другом случае дела пошли бы совсем плохо, потому как покидать салун ранее чем до сегодняшнего вечера Селестре совершенно не улыбалось.
- Да нет, что вы, - не слишком натурально рассмеялась вдова, - Бандиты это не наш профиль. 
На этот раз в ее словах была доля правды. Свою, пусть не очень честную, но все-таки безобидную деятельность Селестра ни под каким предлогом не относила к противозаконной. Кроме того, имея за плечами некоторый опыт общения с авторитетным негодяем, она вовсе не горела желанием его преумножать.  Впрочем, стоило бы взять на заметку и эту информацию, чтобы по мере возможности избегать любого возможного столкновения с кем-либо из бравых ребят. Никогда не знаешь наперед, от кого придется убегать сегодняшним вечером. 
Украдкой наблюдая за мужчиной, Селестра не без грусти заключила, что мистер Шеннон уже давно ее раскусил. И даже не постеснялся начать подтрунивать над незадачливой лгуньей. «Да чтоб тебя!»: окончательно расстроилась Селест, испытав смутное желание применить свой коронный трюк с опиумом и незаметно покинуть заведение, оставив на слишком проницательного гражданина счет за недопитое пиво. Переборов минутную трусость, женщина заставила себя улыбнуться и продолжить разговор, максимально далеко отводя его от собственной персоны.       
-Я надеюсь, вы не собираетесь этого делать? Бандиты в отличие от лицедеев не очень рады посторонним зрителям, - с вполне искренней тревогой поинтересовалась картежница.   
«Сейчас мы быстренько распрощаемся и я позорно отступлю. Наверняка в этой очаровательной дыре есть еще какой-нибудь игорный дом или что-то вроде того,»: утешала себя вдова, вцепившись в пивную кружку, которой словно пыталась отгородиться от скептично настроенного собеседника. На деле ее покойный муж был достаточно грамотным человеком и Селест не сомневалась, что при желании из него бы получился, по крайней мере неплохой журналист, если бы в родном Толкуке, конечно, существовала подобная деятельность. Увы, шахтерский городок не самое подходящее место для развития талантов, это правда.  Но будь муж на ее месте, он бы точно придумал какую-нибудь более подходящую к случаю легенду.

+1

10

- Очень даже собираюсь, - «обнадежил» собеседницу Шеннон. – Не прямо сейчас, разумеется. Я еще тут не закончил. Целый месяц мечтал о нормальной жратве… Но кроме жратвы ничего хорошего в Кроубруке не предвидится, - демонстративно посетовал он, хотя ничего толком про Кроубрук Дик и не знал.
Зато прекрасно понимал, что рано или поздно ему придется пересечься с обосновавшимися на ранчо головорезами. Причем сделать это «рано» в его интересах. Ясное дело, человеку с улицы в банду попасть не просто. Тем более, что громкого имени, способного расположить к незнакомцу Гоша и его парней, за душой у Шеннона не имелось. Было бы весьма соблазнительно заявить, что он какой-нибудь Билли-красный кулак, и за его голову объявлена награда в пяти штатах. Но подобная выдумка чревата позорным разоблачением с последующим избытком свинца в организме. Поэтому желание ни с того, ни с сего свернуть с прямого пути честного человека на кривую дорожку грабителя стоило бы как-то убедительно обосновать. И Дик, которого виски сделало склонным к импровизациям, решил, что дурацкая драка, что он затеял возле гостиницы, постфактум может оказаться не такой уж и дурацкой.
- Честных людей тут не очень хорошо принимают, сеньора Санчес, - он поморщился, дотронувшись ладонью до распухшей скулы, налившейся уже сочным пурпуром внушительного синяка. – Что ж, ребята в своем праве. Однако чертовски хочется взглянуть на их физиономии в других обстоятельствах. Например, когда они выворачивают свои карманы под дулом револьвера. К тому же местный шериф – тот еще мерзавец, - добавил Шеннон доверительно.
«Надеюсь, Логан простит мне эти нелицеприятные умозаключения вслух»
- И кажется мне, найдется у меня повод для дружеской беседы… С теми, что на ранчо.
«Могу же я сойти за мстительного ублюдка? Думаю, что могу. Образ не нов, а в некоторых краях и местах весьма популярен».

Отредактировано Дик Шеннон (2013-02-07 10:58)

0

11

«Прекрасная идея,»: про себя подумала Селестра. Мертвые наблюдательные мужчины обычно не в состоянии путать жуликам карты. Вслух же стоило сказать что-нибудь другое, вот только что?
- Должно быть, у вас есть какой-то план, мистер Шеннон, - пространно пробормотала вдова, всматриваясь куда-то в сторону барной стойки.  По сути дела эта фраза могла означать что угодно, от заинтересованности в предстоящем мероприятии до полного бестактного безразличия. Вдова не стала более ничем ее дополнять, предоставив мужчине самостоятельно растолковать сказанное.  Несколько отрешившись от окружающего мира, Селест крепко призадумалась, а не стоит ли покинуть Кроубурк прямо сейчас от греха подальше. Не то чтобы она бегала от абсолютно каждой разбойной шайки, право, что за ерунда. Бандиты околачивались во всех без исключения городах, малых и захолустных вроде Кроубурка, а также в крупных и богатых, таких как Додж-сити. Именно в Додж-сити посчастливилось наивной молодой вдове встретить первого и последнего в своей жизни бандита.  А в каком городе пришлось его в спешке покинуть, Селестра уже не и не помнила. Хорошо запомнилось только раннее серое утро и трясущаяся повозка почтового дилижанса, в которой удалось выкупить место. Возможно, за такую мелочь как бесцеремонный побег, Гош бы не стал утруждать себя поисками. Однако убегая, Селестра позволила себе последнюю маленькую глупость, прихватив вместе со своей законной долей еще и солидную часть заработка напарника. Но время текло, а одержимый местью бандит не поджидал ее на улицах очередного города, понемногу вдова теряла осторожность. Мистер Шеннон похоже тоже был несколько погружен в свои мысли, отчего над столиком на какое-то время повисло вдумчивое молчание. Мужчина нарушил паузу первым, рука его непринужденным жестом коснулась наливающегося багрянцем синяка на лице.
- Похоже, я здесь приживусь, - подумала Селестра и с ужасом осознала, что последнюю фразу произнесла вслух, все тем же отстраненным  тоном. Возможно, Дик этого попросту не заметил, продолжая делиться своими планами относительно засевших на ранчо бандитов. Новость про шерифа тоже пришлась женщине по вкусу. Мерзавцу с мерзавцем всегда можно договориться полюбовно, но лучше до этого обмена любезностями конечно не доводить. 
- Вы очень смелый мужчина, мистер Шеннон, - доверительно промурлыкала вдова, - Надеюсь мне еще посчастливится встретиться с вами до моего отъезда.
Тут бы следовало сказать «на этом свете», но Селестра не стала растрачивать остатки терпения нового знакомого понапрасну. Хотя хмельной напиток уже закономерно подошел к концу, как и темы для разговоров.

+1

12

- Полагаете, бандитами становятся исключительно смельчаки, Мария?
Дик явно нагрузился как раз той порцией виски, после которой у человека наступает так называемая хмельная откровенность и желание поговорить «за жизнь». Во всяком случае он воспринял слова женщины за чистую монету, хотя, будучи трезвым, сообразил бы, что мексиканка просто «любезничает», поддерживая их ни к чему не обязывающий разговор.
Сам Шеннон никогда не считал головорезов фронтира образчиком храбрости. Налетать шайкой шакалов на беззащитных поселенцев большой смелости не нужно. Эдак и краснокожих, что сожгли Джульсберг, можно объявить храбрецами.
- Смелость – это когда у человека есть что-то за душой, когда ему есть, что терять, - с пьяным косноязычием следопыт попытался объяснить сеньоре Санчес свое представление об отваге, - защищать свой дом – это смелость, а разграбить чужой, это… ну, в общем…
В ожидании стилистической помощи у мироздания, - вот если бы поблизости оказался вымышленный дамой муж-писатель, он, наверняка, легко подобрал бы нужные слова, - Шеннон устремил помутневший после «Джека Дэниэлса» взгляд за окно, и в следующую минуту глаза Дика убедительно округлились от изумления.
У «Ленивого койота» неуверенно спешивались трое всадников. Совершенно определенно знакомых ковбою. Этих троих, а с ними еще три десятка таких же начинающих старателей, он не далее, как сегодня утром оставил обживаться на берегах Канги севернее Кроубрука. Вот только утром эти парни выглядели всего лишь немного помятыми после трехнедельного перехода через прерию и вчерашней пирушки в честь прибытия в Черные холмы. Теперь же голова одного золотоискателя была наскоро перевязана бурым от запекшейся крови платком, а второй, выбираясь из седла, бережно придерживал поврежденную руку.
Продолжая рассуждать о бандитах, ни одна банда в здравом рассудке не рискнет средь бела дня напасть на лагерь, где обосновались три десятка вооруженных мужчин, ради их нехитрого скарба, особенно зная, что золотым песком у новичков еще не пахнет. Тогда что, черт возьми, там произошло?
- Не уходите никуда, Мария, - предупредил Шеннон, поднимаясь. – Я сейчас. И закажите еще виски. Просто бутылку, без стакана.

0

13

Солнце уже было в зените, когда Персиваль заказал себе похлебку да стакан воды в "Гадком Кайоте". Шиковать не приходилось - деньги выполняли свою основную и главную функцию, а именно кончались, запасы не утешали, а начальство, похоже, немного позабыло о рейнджере. Обычная практика, к такому был готов любой их тех, кто пробыл рейнджером более двух лет.
Затянув ремень потуже, О'Куинн высчитал свой прожиточный минимум на две недели и теперь питался исключительно средней свежести похлебкой и водой. Какая-либо более удовлетворительная еда была бы непозволительной роскошью. О виски речь и не шла, и это было самое обидное. И, хотя расходы были расписаны, Персиваль с диким рвением старался найти у себя в "Бостонском" номере хотя бы один,  завалявшийся где-то в глубине кармана, доллар. Ну, или хотя бы цент.
Начало этого дня, как и весь предыдущий день, пока что было скучным и ничем не примечательным. Пока что все бандиты кучковались за чертой города, индейцы не выходили из своих убежищ, а стрелять по мирным гражданам, устраивая соревнования "попади парикмахеру в глаз" - редкостный моветон со стороны "заехавшего погостить" мужчины.

Перри взял салфетку и стал оттирать суп от своих усов. В салуне было не так уж и много народу. Двое у стойки, пара-тройка человек по углам, парочка выпивающая за столиком ближе к центру и собственно, Куинн, сидевший рядом с окном.
Сидеть спиной к окну Персивалю мешал здравый рассудок, а далеко от него - любопытство. Поэтому Перри сел сбоку и иногда поворачивал голову на девяносто градусов, что бы осмотреть улицу. За свои десять лет службы он повидал далеко не один такой городишко. Ничего особенного в нем не было, но все таки чем-то он манил. Было что-то неведомое в Кроубруке, что заставляло желать тут остаться. По крайней мере, за время проживания в "Бостоне" мужчина услышал далеко не одну историю об обосновавшихся в городе бывших постояльцах.
Выпив воды, Перри потянулся и потер глаз. Его немного разморило. Но тут на улице началось какое-то не большое, но немного спутанное движение, а один из парочки выпивающих и обсуждающих что-то, что Перри мало волновало, попросил свою собеседницу оставаться на месте, а сам встал из-за стола, таким образом отреагировав на появление людей с явными признаками травм.
Рейнджер так же привстал, но более плавно, проверил, на месте ли револьвер (дурацкая привычка) и прошелся пальцами по надетому под курткой значку. После чего двинулся к выходу из салуна, что бы побыстрее оказаться у пострадавших.
При ходьбе О'Куинн случайно зацепил краем плеча вставшего мужчину.
-Извиняй,- бросил О'Куинн.

0

14

Дик никогда не был ревнителем правил хорошего тона, поэтому скупое извинение спешащего к выходу незнакомца его вполне устроило. Он еще раз едва не столкнулись уже в дверях, и стало понятно, что обоих посетителей «Ленивого койота» погнала на улицу одна и та же нужда.
- Дерек! - окликнул Дик мужчину с перевязанной головой. – Черт вас дери, парни, вы как дети, вас ни на минуту нельзя оставить одних. Что стряслось!
Хмурое лицо старателя, обернувшегося на голос, просветлело, как обычно случается с человеком, встретившем в незнакомом месте знакомца и надеющимся повесить на него часть своих проблем.
- Шеннон! Везучий сукин сын! Пока ты тут по салунам прохлаждаешься, к нам наведались краснокожие.
- Подумать только, - зло оскалился Дик. – А вы, верно, ждали, что к вам притопает сам Иисус Христос прямиком по водам Канги. Это индейская земля Дерек, я вас об этом предупреждал. Надо ставить охрану, черт возьми.
- Охрана была. Колу и Роджеру они перерезали горло первыми, - золотоискатель скрипнул зубами, признавая необратимость потери: выступая в Дакоту сборищем малознакомых или вовсе незнакомых людей, участники похода через прерии успели сдружиться в пути, и теперь теряли друзей, а не просто попутчиков. 
- Мы отбились от этих краснокожих ублюдков, - добавил спутник Дерека, но у нас несколько тяжелых раненных, мы не рискнули везти их в город, приехали за врачом.
- Ага, за сумасшедшим врачом, который согласится прокатиться в прерию после нападения индейцев, - невесело усмехнулся Шеннон. – Я бы рад вам помочь, но я в Кроубруке еще не болел.
Разбитая морда не в счет, эту «рану» Дик не принимал всерьез.
- Но…
Следующим логичным действием было обернуться к мужчине, вышедшему из салуна вместе с Шенноном и внимательно слушающему разговор со старателями.
- Мистер, ну хоть вы-то местный? – поинтересовался следопыт, впервые по-настоящему разглядывая Куинна.

Отредактировано Дик Шеннон (2013-03-22 22:20)

0

15

Выходя, Персиваль опять столкнулся  с тем же мужчиной, которого только что задел плечом. Да, все хотят посмотреть на происходящее. Сейчас, поди, все посетители салуна аки коршуны слетятся. Чужое горе или чужие проблемы всегда вызывают гораздо больше интереса и любопытства, чем сострадания.
Мужчина из салуна двинулся в сторону старателей с окликами. О'Куинн было захотел прервать незнакомца и сказать, мол "уйди, хороший человек, дай работать.". Но, оказалось, что Шеннон, как его только что назвал один из старателей, не только знаком с ними, но и, похоже, не обычный проходимец, решивший посмотреть на чужую проблему "свежачком".
Решив принять позицию созерцателя, О'Куинн просто встал немного позади Шеннона ,и стал слушать то, что рассказывали пострадавшие.
Эти краснокожие, как всегда, показали великолепную технику нападения  из засады. Перерезать горло охранникам и в один момент лишить старателей единственной защиты. Ну, а потом классика - крики, скальпы и кровь на земле.
- А сколько их было, господа? - задал вопрос О'Куинн, явно выразив своё участие в данном разговоре. Тут же обернулся Шеннон и спросил Куинна о его принадлежности этому городу.
- Не совсем. Я рейнджер О'Куинн, - сказал мужчина и отогнул ворот своей куртки так, что бы был виден его значок. - Обычно мы распространяем нашу юрисдикцию на Техас, но я прибыл сюда около недели назад, чтобы подстраховать местных законников. Очень уж много тут происходит заварушек.
Рейнджер отпустил ворот  куртки и посмотрел на старателей.
Их лица сначала выразили недоумение из-за того, что техасский рейнджер забыл что-то в Дакоте. Но потом, как только они поняли, что он тут не по их душу, а наоборот, пришел спасать и вытягивать из проблем, сразу же расслабились и показались О'Куинну расположенными рассказать все, что видели и не видели.
- Так сколько их было? Вы помните? Что они держали в руках? - Затем О'Куинн обратился к Шеннону - А Вы..?

0

16

- Гражданский скаут. Бывший, - оценив потертую звезду рейнджера, прояснил Шеннон свое отношение к техасской войне. Хотя пограничник, похоже, спрашивает не об этом. – Я был проводником у этих ребят, они прямиком из Колорадо, только вчера вечером добрались до Черных Холмов.
- Краснокожие? Что-то около двух десятков их было, - вступил в разговор старший из золотоискателей: на усталом лице того, кого Дик называл Дереком, явно отразилась напряженная работа мысли. Не так-то просто точно сосчитать носящихся по лагерю с улюлюканьем дикарей. Особенно когда те напали внезапно и так же внезапно умчались прочь. – Ловкие и верткие, как черти.
Он, смачно сплюнув под ноги, вручил Куинну украшенный перьями сороки томагавк.
- Этого добра у нас в лагере теперь на хорошую сувенирную лавку наберется. А были б у краснокожих ружья… Я б тут с вами сейчас не разговаривал. Парни… растерянны, - добавил он, обернувшись к Шеннону. На самом деле старатель хотел сказать «напуганы», но негоже употреблять такие слова в разговоре мужчин. Однако в реальности далеко не все из участников похода за золотом были коренными жителями фронтира, привычными к перестрелкам и нападениям дикарей. Золотая лихорадка гнала в Черные Холмы самых разных людей. И они не всегда верно представляли себе то, что их ожидает на индейской территории.
- Следы бы посмотреть, - пробормотал Дик. – Но я не поеду…
Он некстати вспомнил об обещании, данном шерифу.
- Не могу, Дерек, я свое отработал. Может быть ты, рейнджер, возьмешься?

0

17

Двадцать голов. Самый стандартный налетный отряд, который высылают краснокожие. Все индейцы, которых встречал раньше Куинн пользовались определенной тактикой, сопряженной с количеством голов в отряде. Если было не больше десяти человек, то этот отряд нападал и почти сразу же отступал, повторяя этот процесс множество раз. Отряды от двадцати до тридцати индейцев были средней структурой, которая просто нападала и разоряла ту территорию, на которую приходила. Более тридцати человек были в той боевой структуре индейцев, о которой О'Куинн предпочитал не думать. Жилось так спокойнее.
-Только томагавки?-Эта новость не могла не радовать. У краснокожих не было огнестрельного оружия, а это раз в десять облегчало ситуацию. Но минимум двое в том лагере имели огнестрельное оружие при себе и не вернулись от туда. А значит это оружие спокойно может попасть в руки к индейцам.-А у скольких из убитых, кроме охранников, было огнестрельное оружие?
Надо бы выяснить все возможные подробности, прежде чем туда отправиться. А ведь туда нужно отправиться, осмотреть территорию на предмет выживших. Да и вещи нужно было бы старателям вернуть, которые там они оставили. В общем, не бросать же там все. И тут же его спросил об этом Дик.
-Возьмусь,-ответил О'Куинн и повернулся к старателям -Сколько вам нужно времени для отдыха и подготовки? Поедем туда, осмотрим территорию. Вы вещи и убитых заберете, я осмотрю слеты и если что, прикрою вас.
Потом Перри опять обернулся к Шеннону.
-Но было бы неплохо взять кого-нибудь еще, кто уверенно держит револьвер в руках.-Мужчина надеялся, что бывший гражданский скаут поймет его. Людям, что приехали сейчас к салуну просто повезло, что они выжили. Они не воины и держали оружие в руке раза два за жизнь. И то, когда покупали и хвастались покупкой. Нужен был хотя бы еще один человек, который в стрессовой ситуации не растеряется и возьмет оружие в руки. Тем более - не побоится спустить курок. Не каждый способен лишить другого человека жизни. Все это О'Куинн постарался вложить в эту фразу и ждал реакции Шеннона.

0

18

- Им нужен врач, - напомнил Куинну Шеннон, напрочь проигнорировав красноречивый взгляд рейнджера. Кажется, техасец решил, что краснокожие вырезали к черту весь лагерь. На самом деле все было не так плохо, старатели упомянули о нескольких раненных, а Дик прекрасно помнил, что с ним из Колорадо притащилось больше трех десятков мужчин, вознамерившихся попытать счастья в поисках золота.
- Не дрейфь, рейнджер, среди парней Дерека найдутся неплохие стрелки. Не все, но прикрыть твою задницу хватит. Но лучше бы вы, ребята, паковали свои манатки и перебрались в Кастерский лагерь. Там народу побольше, да и хорошие участки уже разобраны…
При этих словах физиономия Дерека разочарованно скривилась.
- Но зато туда индейцы не сунутся, - убежденно добавил Шеннон.
«Хотя кто их, этих краснокожих знает, если дикари вышли на тропу войны, они и на город могут напасть, не то, что на лагерь… Надо бы Латранса «обрадовать». Говорил ведь я, где появляется один краснокожий, там и за другими не заржавеет».
Всерьез связывать приезд индейской девочки в Кроубрук и нападение на старательский лагерь в одну цепь событий мог только такой ненавистник краснокожих, как Шеннон.
- Мы не за тем месяц пыль в прерии глотали, чтобы подбирать жалкие крохи золота за другими счастливчиками, - прояснил свою позицию упрямый золотоискатель. – Мы не уйдем с нашей стоянки. Но будем признательны за помощь, - Дерек с благодарностью глянул на Куинна. О техасских рейнджерах по дикому Западу ходило множество легенд, так что можно было считать, что им повезло, если этот парень возьмется их охранять.

0

19

- Прости, привычка, - отозвался рейнджер. Действительно, он не подумал о том, что людям нужен врач и больший отдых, нежели "передышка полчаса, стакан воды и в путь". Похоже, поездка откладывается на некоторое время. Что же, есть возможность получше подготовиться к вылазке.
Шеннон высказал своё мнение о стрелках Дерека, и Куиин удовлетворил свой интерес. Конечно, не всегда можно положиться на старателей, но, похоже, эти годились для боевых действий. Тем проще, не нужно по обыкновению вваливаться в салун и взывать к самоотверженным гражданам с револьверами. И ганфайтерам платить не нужно.
- Тут, как я помню, недалеко лазарет. Думаю, там вы получите необходимую помощь, - О'Куинн посмотрел на Дерека. -Я, конечно помогу вам, но вы бы задумались о своей безопасности. Регулярно я вас охранять не могу, а вот краснокожие того и гляди нападут в любой момент.
Внутри Персиваль возликовал. Настал момент, исключительно ради которого некоторые из его сослуживцев вообще устраивали привал и внимательно слушали чужие истории. У рейнджеров была одна горячо любимая забава. Иногда они встречали таких же упрямцев, которые даже под страхом смерти не отказывались от безумной идеи лезть туда, где орудуют индейцы или бандиты, причем открыто и успешно, обычные доводы их не переубеждали. И, учитывая то, что рейнджерам нужно оградить людей от этой опасности, они травили байки и всячески пугали упрямцев, дабы те отбросили этот замысел и не рисковали своей головой. Иногда даже устраивались соревнования на то, кто лучше и сильнее запугает горе-героев.
- Вы знаете, что сделают с вами сиу, если поймают живыми? Они медленно и верно срежут ваш скальп. И это будет не очень приятно. Даже не потому, что они будут резать вам кожу, а потому, что они используют для этого свои ножи, которые не регулярно точат, а тем более оттирают от ржавчины. Кривой, немного тупой и ржавый кусок металла вопьется вам прямо вот сюда, - Куинн резко показал на свой лоб и начал медленно вести пальцем по нему, - и будет медленно прогрызать вашу кожу, пока ваш скальп не окажется у них в руке. Далеко не все сразу умирают. Вы представляете, какая это дикая боль видеть свой скальп у кого-то в руке и при этом истекать кровью на земле? Иногда сиу даже свежуют своих пленных...
О'Куинн взглянул на Шеннона и понял, что переборщил и не вовремя решил попугать старателей.
- Что то я забылся. Идите в лазарет, там вам помогут.
Перри обратился к Дику.
- Ты не можешь поехать со мной туда. Но тут, вроде как, недалеко раненные. Их нужно бы до лазарета дотащить.

Отредактировано Персиваль О'Куинн (2013-03-24 00:34)

0

20

Во время рассказа рейнджера про скальпы и тупые ножи Дик сделался очень серьезен и очень бледен. А еще у него вдруг требовательно заныли костяшки пальцев на правой руке. Уже разбитые сегодня поутру об физиономию чарро. Боль болью, но двинуть по морде этому любителю страшных историй хотелось буквально нестерпимо. От немедленного рукоприкладства Шеннона удержало лишь осознание того простого факта, что техасец никак не может знать о том, что семью Дика скальпировали краснокожие.
Старатели тоже слушали рассказ Куинна без особой радости, но не принимали сказанное так близко к сердцу, как это делал их бывший проводник.
Наконец, к огромной радости Шеннона, рейнджер закруглится со своими побасенками и вспомнил о делах насущных и более важных.
- Что ты, я теперь из города не ногой, - не сдержав язвительности, открестился от участия в спасательной операции Дик. – У меня от страха поджилки трясутся.
Неприязнь к законнику, который без всякой к тому нужды смакует подробности бесчинств краснокожих, глухими толчками пульсировала у него в висках.
«А из меня выйдет неплохой бандит, - внезапно поймал себя на мысли Шеннон. – Что-то последнее время так и тянет дать в рожу каждому, кто носит на куртке звезду»
Дерек нерешительно потер подбородок.
- У нас есть повозки, да только парни очень плохи, уж лучше пускай доктор поедет с нами в лагерь. Посмотрит и скажет, можно их перевозить в лазарет, или нет. Ведь он поедет?
- Да поедет, поедет, доктора – они все не от мира сего. Идемте, я покажу вам лазарет, - Дик не имел понятия о том, где в Кроубруке находится больница, но чувствовал: еще одно упоминание о скальпах, и он за себя не отвечает.
- Старательский лагерь – прямиком вверх по течению Канги, добираться примерно два часа, - сквозь зубы проинформировал он Перри. – Если хочешь ночевать в Кроубруке, туда-обратно лучше бы обернуться до наступления темноты.

Отредактировано Дик Шеннон (2013-03-24 11:54)

+2


Вы здесь » Территория вестерна » Настоящее » Хочешь стать героем? Пообедай, и все пройдет.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC